Март 3, 2020

Глава 7

Глава 7
Про двор и про сережки
В детстве наш двор был, пожалуй, лучшим местом где я любила проводить время. 
Двор был просторный, в меру зеленый, с традиционной детской площадкой, где непременно присутствовала железная горка (на ней периодически кто-то что-то себе травмировал), высокая ракета, построенная из железных колец, по ней можно было забираться как с внешней, так и с внутренней стороны, а зимой кто-то всегда приклеивался к кольцам языком (я в том числе делала это не раз и не два), качели, за которые велась всегда ожесточенная битва, песочница, по словам бабушки, с полнейшей "антисанитарией", она частично служила туалетом для дворовых животных и "пепельницей" для молодежи, поэтому играли мы в ней очень редко, хотя малышня копалась там часто и усердно. 
В центре двора стоял вместительный стол с двумя лавками, за которым собирались мужики нашего дома и резались шумно и задорно в домино - "забивали козла". Перед подъездами, а также под несколькими деревьями располагались насиженные бабушками лавки. На них обсуждались самые животрепещущие темы, обмывались косточки каждого жильца дома, ворошили прошлое и предсказывали будущее. Бабушки нашего дома знали все про всех и даже больше: у кого какие проблемы, кто сколько зарабатывает, кто женился, развелся, родил, умер, кто гулящий, кто пьющий, кто купил какую мебель, кофточку, бюстгальтер и за сколько, чем занимаются в ненавистной Америке и как обстоят дела с гонкой вооружений. Советское информбюро по сравнению с информированностью всех советских бабушек тихо курило в сторонке.
В нашей девятиэтажке было всего три подъезда, и я, конечно, знала всех жильцом дома, от мала до велика. Все жили, и русские и татары, очень дружно, помогали, поддерживали в трудную минуту, праздновали свадьбы, рождения, всем домом скорбели, когда кто-то из жильцов умирал. 
Мы же детвора, собирались большой дружной компанией и играли, не замечая времени. Мы по очереди заходили за друзьями, с классическим вопросом их родителям: "А Света (Миля, Надя, Альбина, Эдик, Гульназ, Оля, Руслан) выйдет?", гурьбой вваливались во двор и начинали играть в любимые игры. Набор дворовых игр был обширен: прятки, казаки-разбойники, песни (надо было вспомнить песню-припев-куплен на названную букву), телефон, фанты, классики, резинка, съедобное-несъедобное, машина едет, горячая картошка, вышибалы, догонялки, и далее и прочее. 
Периодически мы устраивали совместные походы в магазин, что через дорогу, и охотились за мороженным. Каждый клянчил у родителей "денежку на мороженное". Кому-то везло больше и давали аж 20 копеек на пломбир, кому-то 10 - на молочное мороженное, кому-то ничего. Поэтому мы складывались и старались купить всем то мороженное, на которое хватало денег. Иногда получалось купить сливочное за 15-ть копеек, а порой еле-еле хватало на фруктовое, самое дешевое по 6-ть копеек. Если все-таки кому-то не хватало, я как самая отважная, клянчила 2 копейки у прохожих, чтобы позвонить срочно домой и сообщить бабушке, чтобы та не волновалась, а меня, якобы, задержали на кружке по ИЗО. В основном люди давали заветные 2 копейки. Так за 20 минут набиралась нужная нам сумма на мороженное. Затем мы долго, с чувством и расстановкой, ели самое вкусное в мире мороженное, долго долго его слизывали и смаковали.  
Со двора мы уходили неохотно и эти регулярные выкрики из окон или балконов: "Оксанааааа (Светаааа, Руслаааан, Эээээдик....) ДОМООООЙ! не срабатывали с первого раза. Мы тянули время как могли. 
Я не могу сказать что в детстве у меня была лучшая подруга. Я дружила со всеми. Правда, был верный друг Руслан, с 8-го этажа моего 2-го подъезда. Мы часто играли вместе, то у него дома, то у мена, наши бабушки к тому же дружили. В какой-то момент всевидящий и беспощадный двор начал лихо обзывать нас "Тили-тили тесто, жених и невеста", и тут наша дружба стала ослабевать. Руслан все реже приглашал в гости поиграть, не выходил во двор, когда я за ним заходила и начал сторониться совместных игр во дворе. Через некоторое время его родителям дали отдельную квартиру и они переехали в другой район. Да и мне пришлось переехать в другой город на год, но это уже другая история.
До моего переезда в другой город оставался еще целый год, когда в одну из квартир в третьем подъезде вселилась новая семья. Там была девочка Света, моя ровесница. Рыжая, с россыпью веснушек на белом, бледном анемичном лице, очень худая, с печальными зелеными глазами. Она редко выходила из дома, держалась в стороне, хотя было видно, что ей очень хочется с нами поиграть. 
И вот я решилась сделать первый шаг, зайти за ней, как следует познакомиться и подружиться. Ее квартира поразила меня вонью, мраком, там почти не было никакой мебели. В ее комнате лежал матрац, на котором она спала и хромая табуретка, на которой лежала ее скудная одежда. Это я потом узнала, что Светкин папа - беспросветный алкоголик, который постоянно уходил в запой, продавал все, что возможно было продать. Мама работала целыми днями уборщицей, где могла, тоже пила время от времени. Они забывали кормить Светку, частенько ругали ее и поколачивали. Мне было безумно жаль Светку. Поэтому мы всем детским коллективом организовали ей посильную помощь. Мы приносили ей еду, приглашали на обед или на ужин. Я втихаря дарила ей что-то из своей одежды. А потом решила сделать ей подарок на день рождения, ей исполнялось как раз семь лет, мне на тот момент уже исполнилось семь. 
Она говорила нам, что ей никто никогда ничего не дарил на день рождения, да они и не праздновали этот день, родители забывали. Но Светка помнила. И вот в день ее рождения я решила сделать Светку красавицей.
Она всегда завороженно смотрела на мои проколотые уши и сережки. И ей так хотелось такие же проколотые уши и сережки. Я в этот день как следует вооружилась: взяла английскую булавку, бабушкины духи "Ландыш" (мои любимые), вату и заветный подарок, тетины золотые серьги. У моей тети Фаины было много бижутерии, и я подумала, что она не обидится, а возможно даже и не заметит, что не хватает одной пары сережек.
Уши мы решили проколоть во дворе, за столом для домино. Я смазала светкины уши ваткой, щедро пропитанной духами, подруга Альбина держала ее за одну руку, ее брат-близнец, Эдик, держал Светку за другую, а я в это время прокалывала английской булавкой Светкины полупрозрачные мочки ушей. Светка держалась, не плакала, не кричала, не дрожала, только покусывала свои тонкие губы. Через 10 минут на Светкиных ушах уже красовались золотые теткины серьги. Счастью Светки не было предела. Целый день мы ее поздравляли и восхищались ею. Какая она красивая. Она светилась изнутри, смеялась громко и звонко, как не смеялась, пожалуй, никогда. 
На следующий день тетка обнаружила пропажу сережек. Я ей рассказала, как было дело. Она долго кричала и возмущалась. Я умоляла оставить Светке сережки, ведь это же подарок и у нее итак ничего нет красивого в жизни, кроме этих сережек, и дома мало радости. Но тетя была непреклонна. Мы спустились с тетей во двор. Света в это время раскачивалась на качелях. Тетя подошла к ней и без лишних слов сняла с нее серьги. Светка тихо плакала. Я тоже плакала вместе с ней. Но ее слезы были горше моих. Тогда я сняла свои единственные сережки, и вдела их в ее красноватые дырочки. Мы обнялись. А потом пришли остальные ребята со двора и мы, как ни в чем не бывало, начали весело и беззаботно играть в любимые игры. 
Бабушка заметила, что у меня нет сережек. Спросила. Я ей рассказала. Помню, она глубоко вздохнула, но ничего не сказала. Сережек мне новых не купили. Через некоторое время мои дырочки заросли. Но это было не страшно. Я смотрела на Светку и на мои, вернее, уже ее сережки, на ее безграничную радость и гордость и уверенность: она стала самой красивой и счастливой девочкой во дворе... и я радовалась вместе с ней.
А через 2 года, я себе сама проколола уши, долго носила ниточки, пока бабушка не подарила мне новые серьги.
После моего переезда в другой город, а потом еще нескольких переездов в другие города и страны, где были другие дворы, много других друзей и других историй, веселых и грустных, я все равно с упоением возвращаюсь к воспоминаниям моего первого "бабушкиного" казанского двора: и там все также непрестанно щебечут на лавочках бабушки, азартно и весело играют в домино дедушки, детвора дружно играет в казаки-разбойники, малышня копается в "антисанитарной песочнице, рядом бегает, радостно помахивая рыжим хвостом любимый пес Шарик, Светка качается на качелях, на ушах поблескивают сережки и она смеется так громко, заразительно... и убеждаюсь еще раз, что детство - самая счастливая и светлая пора, несмотря ни на что.