Март 3, 2020

Глава 3

Глава 3
Про детскую память или как меня украли
Все-таки очень интересно устроена человеческая память: какие-то события мы помним с абсолютной четкостью, с запахами, вкусами, звуками, яркими эмоциями, какие-то пытаемся вытеснить, перечеркнуть, завесить темной тяжелой тряпкой, а что-то искажаем: будто было, а может и не было.
Я никогда не жаловалась на память и многие вещи помню ярко и точно. Все события моего детства встают перед глазами совершенно отчетливо, как будто это произошло вчера. Я, конечно, не помню что со мной происходило в годовалом возрасте, многое про тот период мне рассказывала бабушка, но начиная с 4-х лет, я самостоятельно выстраиваю ленту событий того времени.
Моя активная социализация с ровесниками началась рано: сначала были ясли, потом детский сад. Детский сад на улице Декабристов Московского района города Казани считался одним из лучших в нашем районе. Хоть и напротив нашего дома тоже был детский сад, но бабушка утверждала, что он слабенький и воспитатели там слишком болтливые и невнимательные. Поэтому дедушка с бабушкой, пользуясь своей репутацией, заслугами перед отечеством, орденом труда и просто уважением как руководства, так и коллег, смогли меня устроить в этот самый "правильный" детский сад.
Детский сад в целом я любила: и детей, и воспитательниц, и прогулки, и в особенности утренники, где участвовала во всех возможных номерах. Только две вещи отравляли жизнь в детском саду: еда, с непременными первыми-вторыми-третьими, манками-запеканками и невыносимый "Тихий Час". В тихий час засыпало 3-4 ребенка, остальные мучались как могли, елозили на кроватях, перешептывались, с риском для "жизни", ибо за плохое поведение в тихий час, могли отправить стоять в углу в туалете. Вечером меня забирали одну из последних, а иногда воспитательницы забирали меня к себе домой, и мы долго ждали, когда же наконец за мной придут. Дед и бабушка работали на авиационном заводе. После работы дед часто уезжал на свой любимый садово-дачный участок (это был его третий ребенок), а бабушка забирала меня и мы, не спеша, наслаждаясь простыми и теплыми разговорами, шли домой. В редких случаях, меня забирала мама - и это было целым событием, праздником, счастьем. У меня перехватывало дыхание от маминой красоты, ароматов, юмора, смеха. Но однажды все пошло не так. На тот момент мне было 4.5 года и из садика меня пришел забирать какой-то дядя. Он был высокий со светлыми волосами, бородой, в темной одежде. И он сказал, что он мой папа. Папу я помнила по одной единственной фотографии: элегантный стройный мужчина в белом безупречном костюме с темной гривой волос. А тут получалось совсем наоборот. Я спросила, почему он не похож на того папу "с фотографии", но он ответил, что долго путешествовал по свету и немного изменился.
Затем он что-то объяснил воспитательнице, взял меня за руку и мы пошли. Но пошли почему-то не домой, а на большой и шумный проспект, где поймали такси и поехали в... аэропорт. Он сказал, что очень хочет познакомить меня с моей другой бабушкой, его мамой. Которая меня ждет и приготовила столько всего вкусного и еще подарит большую куклу впридачу. Дальше идут обрывочные воспоминания... самолет, ночь, долгая дорога на машине, большой деревянный дом, с незнакомыми и неприятными запахами. Сейчас меня даже не удивляет, как мой отец, без документов сумел провести меня на самолет: во-первых времена были другие, контроля меньше, все проще; во-вторых, отец обладал навыками эффективной коммуникации, а также, по слухам в нашей семье, имел какие-то большие влиятельные связи.
Вот так я оказалась в совершенно незнакомой семье, большом и неуютном на мой взгляд доме. С очень странной и суровой "бабушкой" Настей и безучастным ко всему дедом Степаном (отец уехал практически сразу). Жили они в небольшом селе под городом Винница. Бабушка Настя была высокой, статной и красивой женщиной. С огромными холодными голубыми глазами. В годы войны она потеряла своего мужа (моего деда) и осталась с маленьким ребенком на руках. После войны мужчин на селе почти не осталось. А бабушка была молода, статна и красива. Она нашла нового мужа, на несколько лет моложе. Тот согласился взять ее в жены, но при одном условии: она должна сдать своего ребенка в детдом, потому что ему были не нужны чужие маленькие дети. Жизнь была непростая, мужчина ценился в те времена на вес золота, а то и более. Бабушка сдала отца в детский дом. Там он и вырос, там и закончил школу. Иногда бабушка его навещала. Но ей тоже было не до того: начали рождаться новые дети с новым мужем, целых трое. Поэтому бабушкины визиты в детский дом были редкими. Позже отец часто приезжал в гости к своей матери, новым сестрам и брату, помогал как мог, с отчимом практически не общался. Но для бабушки Насти он остался "чужим" и нелюбимым ребенком. И сколько мой отец не пытался одарить ее подарками, показывая свои успехи и достижения, та держалась с равнодушным спокойствием. Возможно отцу хотелось хоть таким образом "купить" ее внимание, восхищение, гордость, любовь в конце концов, которой он был лишен все годы детства. Но было тщетно.
И вот очередным "подарком" для бабушки Насти стала я. Бабка не слишком обрадовалась моему приезду, это означало еще один лишний повод для забот и хлопот. А на тот момент ей было уже о ком позаботиться - у старшей дочери родился сын, Сергей, которому к моменту моего приезда было 2 года. Помню он часто плакал, а еще кусался. Я тоже часто плакала, мне ничего не нравилось, я никого не знала и очень, очень, очень хотела домой, к своим родным бабушке и дедушке, в свой детский сад, в любимый двор к друзьям. Но бабушка Настя решила, что я капризная и неблагодарная девочка, к тому же лентяйка. Поэтому бабка поручила мне ухаживать за братиком, следить чтобы он вовремя ходил на горшок, убирать за ним мочу и фекалии, чистить горшок, менять грязную одежду, играть с ним, успокаивать когда он плакал и не жаловаться, если он меня кусал. Меня страшно воротило-тошнило, но если я отказывалась это делать, то меня запирали в холодном темном чулане с мышами и пауками (возможно, благодаря этому опыту, я не боюсь ни мышей, ни пауков, ни жуков, ни червяков ))). Не знаю, что было бы дальше, но на 5-ый день моего пребывания в этой странной "семье", в дом постучали и на пороге оказались мои любимые и родные бабушка с дедушкой. Я кинулась к ним с каким-то животным криком, и очень долго рыдала навзрыд и не отпускала ни на секунду бабушкину руку, уснула у нее на коленях... и в полудреме слышала какие-то ночные разговоры. Мы уехали на следующее утро. Бабку Настю я увидела во второй раз 12 лет спустя. Это была такая же сухая, неприветливая, строгая женщина, с большими красивыми холодными голубыми глазами.
Позже моя бабушка мне рассказывала, что когда пришла меня забирать из детского сада и обнаружила, что меня забрал какой-то мужчина, возможно отец, а может и нет, почувствовала, что у нее разрывается сердце, но тут надо было не падать без чувств, а действовать. Воспитательница что-то невнятно лепетала, директор хваталась за сердце. Бабушка с дедом тут же обратились в милицию, и человека, укравшего ребенка, предположительно моего отца, объявили во всесоюзный розыск. Искали 2 дня. Оказывается ради этой авантюры мой отец специально перекрасился и отрастил бороду, чтобы сложнее было его узнать и разыскать. Но все-таки его нашли... и меня нашли. 
Что пережили мои бабушка и дед, и даже мама... мне страшно представить. Но только на 4-ый день после нашего возвращения бабушку увезли в больницу... с первым инфарктом. После этого она уже не работала, проводила больше времени со мной и из садика меня забирали одну из первых. Это было так круто! )
Что же касается какого-то огромного родительского заблуждения, что старшие дети должны нянчиться и заниматься младшими, в ущерб своих интересов, то я всегда была противником таких установок в семье. Дети не должны выполнять работу и обязанности родителей. И это только проблема родителей, если они не могут правильно распределить свое время, силы и внимание, но никак не старших детей. Дети должны научиться правильно взаимодействовать, играть, общаться, разделять общие интересы или говорить "нет", когда интересы не совпадают. Но не нянчиться друг с другом! Мы не имеем права эксплуатировать старших детей присматривать, кормить, менять, мыть, развлекать, успокаивать младших, особенно если это делается через давление, а не по доброй воле старших детей (но таких, честно говоря, не так и много, тех которые взахлеб хотят нянчится с младшими). Я лично считаю себя родителем для своих детей, а не работодателем.  ;)
Да, никто не отменяет взаимопомощь и заботу. Но этому можно научить, а учить желательно через объяснение, общение и по доброй воле. Просить помогать через насилие, угрозы, шантаж - это наша главная ошибка. Можно всегда объяснить почему вам сейчас нужна небольшая и, конечно, посильная помощь от детей. Уверяю, они с радостью это сделают. Но а если не будет у них на данный момент желания вам помочь (возможно мы отрываем их от чего-то увлекательного и интересного), можно отложить эту "помощь" на потом, сделать самим, ничего с нами не случиться. А они нам помогут даже если не сейчас, и не через день, но потом непременно... если мы все правильно делаем, через любовь, терпение и понимание.